Укрощение тарифов

Укрощение тарифов

Тарифное меню

Как пояснил начальник департамента экономики и финансового анализа ОАО «АК „Омскэнерго“ Павел ЛУКЬЯНОВ, тарифное меню, которое вводится в действие с 1 января решением РЭК, стало еще более обширным, чем в этом году, и имеет четкую направленность на потребителя. Каждый потребитель, исходя из экономической целесообразности, может самостоятельно выбирать — по какому уровню напряжения и как потреблять электрическую энергию. Необходимо лишь за месяц до введения в действие новых тарифов поставить в известность о своем выборе энергоснабжающую организацию.

Тарифы для промышленных потребителей, как и в 2021 году, подразделяются на одноставочные и двухставочные. Промышленные потребители делятся еще на группы по уровню напряжения — высокое, среднее и низкое. Кроме того, промышленные потребители могут выбрать тарифы, дифференцированные и по зонам суток. Можно выбрать тариф, разделенный как на две, так и на три временные зоны. Населению и бытовым потребителям тоже предоставлен выбор. Кроме одноставочного предлагается тариф, разделенный на ночное и дневное время, возможный к применению при наличии соответствующего прибора учета.

В тарифном меню будущего года была впервые выделена такая категория, как базовые потребители. К базовым относятся те предприятия, которым АК „Омскэнерго“ поставляет электрическую энергию мощностью не менее 20 МВт на протяжении 7 500 часов за год. Объем потребления таких предприятий составляет порядка 34% от всего объема потребляемой в Омской области электроэнергии. Для базовых потребителей рост тарифа составил минимальную величину — 6%.

Государственное дело

Электроэнергия — это остро необходимый товар, который поддерживает работу систем жизнеобеспечения населения городов. Естественно, что любое, даже незначительное повышение цен на этот товар происходит на негативном эмоциональном фоне. Объектом критики становятся обычно „энергетики-монополисты“.

— Тарифы устанавливают не энергетики, — говорит Павел ЛУКЬЯНОВ. — Энергетика — это отрасль с регулируемыми тарифами, так что процесс ценообразования — это прерогатива государства. Есть законы и нормативные акты, согласно которым и происходит формирование тарифа.

Государственное регулирование происходит сегодня на двух уровнях — федеральном и местном. Федеральная служба по тарифам (ФСТ) устанавливает предельные уровни тарифов для региональной энергосистемы, в пределах которых РЭК и утверждает экономически обоснованные тарифы на электрическую и тепловую энергию. Система формирования тарифов абсолютно прозрачна и четко обоснованна. А тариф формируется исходя из самых необходимых затрат. Да и те включаются в тариф только после согласования с РЭК.

Жестко регламентирован и сам процесс расчета тарифов по каждой из статей затрат. Причем уровень затрат жестко определяется не экономическими, но и технологическими нормами, правилами техники безопасности и экологическими требованиями. Нельзя забывать, что энергетика — это сложное и опасное производство.

Причины и следствия

Факторов, влияющих на рост тарифов, в энергетике много. Главный фактор, по словам первого заместителя генерального директора ОАО „АК “Омскэнерго» Геннадия КОПЕЙКИНА, — это стремительный рост стоимости топлива. Поскольку количество получаемой энергии напрямую зависит от количества сжигаемого топлива, то и в структуре себестоимости энергии топливная составляющая самая большая. В новых тарифах удельный вес топлива — 35,8%.

До тех пор пока растут цены на топливо, неминуем рост цен на электроэнергию. Уголь вырос на 17,9%. Цена на газ для энергетиков поднимется в будущем году на 25,1%. Причем высокие темпы роста цены на газ сохранятся и в 2021 году. Так что те преимущества, которые имели омские энергетики при переводе ТЭЦ с твердого топлива на газ, практически нивелируются. Мало того, в 2021 году газ станет даже дороже угля, если сопоставлять их теплотворную способность. А стоимость угля и мазута уже сегодня близка к мировой цене.

В общем, с одной стороны, энергетики ограничены государством, которое регулирует тарифы на тепловую и электрическую энергию, а с другой стороны, их подпирают поставщики топлива и материалов. Цены на продукцию последних государством не регулируются. Угольщики и нефтяники поднимают отпускные цены на уголь и топочный мазут довольно регулярно и без всяких ограничений. Как и поставщики металла, который в 2021 году подорожал практически на 70%.

Второй по значимости фактор роста тарифов — это рост цен на электроэнергию на оптовом рынке. Как известно, треть потребляемой электроэнергии в Омской области поставляется с оптового рынка, а на ФОРЭМ электрическая энергия подорожает в 2021 году значительно — на 20,5%.

Местные факторы

Немалую долю в себестоимости производства электроэнергии, по словам Геннадия КОПЕЙКИНА, занимают налоги. Высок удельный вес налога на землю в структуре тарифа. В 2021 году планируется увеличение ставки этого налога, что приведет к росту затрат по налогу на землю более чем в два раза. От действия или бездействия властей зависит и ряд других расходных статей. Неплатежи и регулярные задержки платежей бюджетных потребителей вынуждают энергетиков брать коммерческие кредиты для покрытия так называемых кассовых разрывов. Расходы на обслуживание кредитов составляют сегодня порядка 0,3 % от себестоимости электроэнергии. В 2021 году расходы увеличатся в 4 раза.

Явно преувеличено в общественном сознании, как считает Геннадий КОПЕЙКИН, влияние на рост тарифов таких факторов, как зарплаты работников АК «Омскэнерго» и прибыль компании. Доля заработной платы не превышает 10% в тарифе 2021 года. А планируемая прибыль энергосистемы в размере 768 млн рублей по рукам и ногам связана расходами, тоже согласованными с РЭК. Например, на установку узлов учета у населения и бытовых потребителей. Не связаны лишь две суммы — 37 млн рублей социальных расходов и 25 млн рублей, которые составляют дивиденды акционеров компании. Но удельный вес этого фактора в тарифе совсем мал — 1,2%.

При всем этом расчетная рентабельность энергосистемы составит в 2021 году всего 7,2%. Это самая низкая норма прибыли из всех отраслей российской экономики. Практически на уровне выживания. А если учесть, что часть предприятий энергетики просто убыточна, а их работоспособность обеспечивается за счет интенсивного износа энергооборудования и сокращения ресурса его работы, то о каком-либо бизнесе в энергетике и говорить-то не имеет смысла.

К тому же не все показатели, которые используются в процессе расчета тарифов, подтверждаются на практике. Тарифы только приняты, а АК «Омскэнерго», по словам Геннадия КОПЕЙКИНА, уже имеет 84 миллиона выпадающих доходов, которые, по закону, могут быть компенсированы энергосистеме в тарифах следующего периода — в 2021 году. Что будет дальше — не знает никто.

В 2021 году, например, удорожание материалов шло стремительнее, чем прогнозировало Минэкономики. В результате омская энергосистема только на удорожании материалов потеряла 92 млн рублей, которые пришлось компенсировать за счет собственных резервов. По результатам работы в 2021 году тоже зависли в воздухе 280 млн выпадающих доходов, которые не были включены РЭК в тариф на 2021 год.

Льготы и перекрестное субсидирование

Количество льготников в 2021 году сократится до минимума. Это не зависит от энергетиков. Это требование федерального законодательства. Электроэнергию по льготному тарифу (0,82 рубля) будут теперь получать только жители сельской местности и еще те городские потребители, у кого в домах и квартирах установлены электрические плиты. Для всех остальных жителей Омска и Омской области тариф будет единым — 1,18 рубля за кВт/час.

Лишились в 2021 году льготной цены на электроэнергию и сельхозпроизводители. Теплично-парниковым комбинатам тоже придется с нового года оплачивать потребляемую тепловую энергию по полной стоимости. Этот факт, сельских товаропроизводителей, конечно, не обрадует. Тем не менее плата за электроэнергию селян не разорит, если учесть, что доля электроэнергии в себестоимости их продукции невелика.

К сожалению, как говорит Геннадий КОПЕЙКИН, уровень перекрестного субсидирования в Омской области по-прежнему останется высоким и в будущем году. В 2021 году, по расчетам энергетиков, объем перекрестного субсидирования составит 597 млн рублей, что даже выше, чем в текущем году (526 млн рублей). При утвержденном тарифе 1,18 рубля за кВт/час полный экономически обоснованный тариф для населения должен быть существенно выше — порядка 1,5 рубля за кВт/час.

Сумму, которую недоплачивает население, власть, опасаясь социального взрыва, традиционно переложила на промышленность региона. Увы, но эта так называемая забота о жителях региона — самообман. В конечном итоге увеличенный тариф для промышленности все равно оплачивает то же самое население, только не напрямую, а через повышенную стоимость товаров и услуг.

Инвестиции и сдерживание тарифа

Инвестиционная составляющая в тарифах 2021 года по-прежнему отсутствует. И это дает результат. Уровень износа энергооборудования планомерно подходит к той критической точке, когда начнется уже неуправляемый выход из строя базового оборудования. Статистика неумолима. За годы рыночных реформ ввод новых энергомощностей сократился в несколько раз. А когда энергетики говорят о необходимости обновления старых и строительстве новых подстанций и линий электропередач, их просто не понимают.

Простой пример — программа жилищного строительства. Мощностей теплоисточников у энергетиков вполне достаточно. Вопрос лишь в доставке энергии к потребителям. Сегодня уже остро стоит вопрос нехватки существующих тепловых и электрических сетей. Сборы с инвесторов направляются целевым образом на развитие, но этих сумм сегодня явно недостаточно. По расчетам специалистов АК «Омскэнерго», стоимость новых объектов энергетики, которые необходимы для обеспечения ввода нового жилья, порядка тысячи рублей при расчете на 1 кв. метр.

— Мы предлагали на слушаниях в городском Совете разделить эту ношу с бюджетом — пятьдесят на пятьдесят, — рассказал Геннадий КОПЕЙКИН. — Нам ответили: привлекайте к участию в строительстве подстанций те предприятия, которые ведут застройку жилых микрорайонов.

Тем не менее энергетики не отчаиваются. И даже стараются изо всех сил сдерживать рост тарифов, хотя возможности энергосистемы в этом направлении весьма ограничены. По словам Павла ЛУКЬЯНОВА, специалисты омской энергосистемы реально могут повлиять лишь на 10-12% тех затрат, от которых зависит себестоимость производства электрической и тепловой энергии. И тем не менее.

Укрощение тарифа

— Почему решать проблему с тарифами в Карелии пригласили именно Вас?

— Когда Артур Олегович Парфенчиков стал исполнять обязанности главы Карелии, он увидел, что один из самых болезненных для республики вопросов — это высокие тарифы. И стал подбирать специалиста, который бы наверняка сумел решить эту проблему. К тому моменту я профессионально более 15 лет занималась тарифами, поэтому я и была приглашена в качестве именно такого специалиста. Ротация кадров сегодня уже мало кого удивляет. Это вполне сложившийся тренд, причем не только для органов государственной власти, но и для крупных компаний. Там специалисты достаточно регулярно не только перемещаются между регионами, но и меняют страны.

— Вы знали хоть что-то о Карелии, перед тем как согласились сюда приехать?

— Родственники моего мужа — карелы, и его бабушка часто здесь бывала. Но до меня доходили только какие-то отдельные рассказы. Я скорее просто воображала, что где-то на северо-западе страны есть такое почти мифическое место: очень красивое, живое, с первозданной природой — настоящее.

— Каковы были Ваши первые впечатления о Карелии?

— Мне показалось, я попала в провинциальный город времен Советского Союза — 70-е годы прошлого века. При этом здесь прекрасное архитектурное наследие, естественное озеленение, сумасшедше красивая природа.

— С чего Вы начали вашу работу как зам по инфраструктуре?

— К проблеме тарифов в Карелии я отношусь как к проекту. Меня пригласили для его реализации, и поэтому мой подход был сугубо системным. Прежде чем согласиться на какую-то должность, я должна была оценить ситуацию в регионе. Мне было важно понять: высокий тариф — это рукотворная проблема или объективная реальность, как, например, в изолированных регионах, таких как Калининградская область. Был проведен подробнейший анализ всех тарифов, и по прошествии полутора месяцев главе представили отчет, из которого следовало, что ситуация с высокими тарифами вполне рукотворна и подлежит корректировке, причем сразу по нескольким направлениям. Как именно можно исправить положение, я отразила в дорожной карте. Артур Олегович прочитал ее и был краток: «Написала? Воплощай».

Цель моей работы — привести тарифы к такой величине, чтобы, с одной стороны, их было достаточно для поддержания электросетевого хозяйства на достойном уровне, а с другой — чтобы они были адекватными и подъемными для потребителя. Это и называется экономически обоснованные тарифы.

Почти 10 рублей за кВт — такой тариф для малого и среднего бизнеса действовал в Карелии на момент прихода новой команды Артура Парфенчикова. Эти цифры были одними из самых высоких по России. Сопоставимые деньги бизнес платит за электричество только в изолированных зонах, например в уже упоминавшейся Калининградской области. В регионах Северо-Запада тариф, как правило, составляет около 5-7 рублей за кВт.

За полтора года работы Оксана Чебунина и ее коллеги смогли снизить карельскую «десятку» практически в два раза — сейчас республиканский тариф для малого и среднего бизнеса — 5 рублей 60 копеек за кВт.

Большую часть нашей беседы Оксана Чебунина в подробностях объясняла, как в Карелии в свое время наращивались тарифы и как ей пришлось их «расчищать». Приводим эту часть разговора тезисно и по возможности очень простым языком — чтобы разобраться, зачем все-таки Артуру Парфенчикову было нужно приглашать на работу чиновника из Бурятии. И как работа Оксаны Чебуниной касается каждого из нас.

Все, что надо знать про рост и снижение тарифов в Карелии

Формула тарифа

Оксана Чебунина:

— Тариф — это очень простая формула: все затраты, которые необходимо понести для того, чтобы свет загорелся, надо разделить на объем поступающей электроэнергии. Чем больше затраты, тем больше тариф. Чем больше объем, тем ниже тариф. К сожалению, в момент нашего прихода в Карелию и числитель, и знаменатель этой формулы здесь стремились к тому, чтобы тариф рос.

Последняя миля

Оксана Чебунина:

— Население традиционно платит за электроэнергию не по экономически обоснованному тарифу, а значительно ниже — эти цифры охраняются федеральным законом и менять их нельзя. Еще в СССР сложилась практика компенсировать образовавшуюся разницу за счет промышленных предприятий. Но в Советском Союзе объем промышленности был гораздо больше. И получается, что в последние десятилетия со снижением числа промпредприятий нагрузка на них существенно возрастает. Естественно, промышленники в какой-то момент попытались принять меры, чтобы не нести затраты за граждан, — снизить долю так называемого перекрестного субсидирования. Так в законодательстве появился механизм ухода от «последней мили». Но при этом если этот «уход» существенно влиял на тариф в регионе, то закон позволял сделать его график щадящим — растянуть процесс во времени. В Бурятии, например, нам удалось это сделать до 2021 года. По Карелии было принято решение решили: уходить в 2017-м. В результате все затраты по доставке электроэнергии населению с крупного бизнеса перешли на малый и средний. Естественно, для последних тарифы выросли. К нашему приходу это решение было уже свершившимся фактом и поправить его было уже невозможно, так как договоры «последней мили» были уже заключены. В связи с этим с помощью Федеральной антимонопольной службы было принято решение о более справедливом распределении перекрестной нагрузки между крупными промышленниками и предприятиями малого и среднего бизнеса. А значит, и тариф для предпринимателей начал двигаться вниз.

Анализ тарифа

Оксана Чебунина:

— Мы подробно анализировали тариф, чтобы понять, из чего в нем состоят затраты — ремонтные работы, зарплата, вспомогательные материалы и т. д. На протяжении последних 10 лет такого анализа никто не вел, надлежащего контроля не было. И мы с вами это почувствовали зимой прошлого года, когда во время ураганов начались массовые отключения электроэнергии. Оказалось, что, несмотря на огромные деньги, выделявшиеся на прочистку лесопросек под линиями электропередачи, эта работа не выполнялась. Поэтому, когда ветер усиливался, деревья начинали массово валиться. И это лишь один из примеров бесконтрольного расходования средств, предусмотренных в тарифе: средства на расчистку просек учитывались, а фактические работы не проводились. По данному факту было направлено соответствующее обращение в правоохранительные органы. В настоящее время завершена очередная проверка Федеральной антимонопольной службы по нашему обращению в отношении конкретных организаций. Как видите, мы движемся дальше. Цели рассчитать затраты, установить тариф и успокоиться не стоИт. Надо продолжать разбираться с тарифами и дальше, чтобы те деньги, которые платят потребители, направлялись на обеспечение надежного, качественного электроснабжения.

Обращение к президенту

Оксана Чебунина:

— Прежде чем дойти до розетки, электроэнергия проходит несколько этапов. Из них по сути и составляется тариф. Первый шаг — собственно производство или генерация электроэнергии на атомной, тепловой или дизельной электростанции. Дальше эта энергия поступает на оптовый рынок электроэнергии и мощности. Все участники рынка покупают эту электроэнергию по тем условиям, которые здесь складываются. Когда мы пришли работать в Карелию, цена оптовой покупки была более двух рублей. Снизить ее решениями на уровне региона мы не могли и обратились к Владимиру Путину с тем, чтобы объем электроэнергии, необходимый для Карелии, поставлялся бы не с оптового рынка, а по фиксированной цене. В результате поддержки Президента и Правительства Российской Федерации нам установили 80 копеек.

Сбытовая надбавка

Оксана Чебунина:

— Третий шаг в образовании тарифа, уже после покупки электроэнергии на оптовом рынке, — это ее доставка до потребителя. Как раз тут всплывает проблема перекрестного субсидирования, но этим трудности не заканчиваются. Когда электроэнергия уже доставлена, нам нужна сбытовая организация, которая заключит с потребителем договор и соберет с него плату. Так вот, сбытовая надбавка, появляющаяся в тарифе на этом этапе, снова была в Карелии одной из самых высоких по России. Мы провели анализ и исключили необоснованные затраты, тем самым еще снизив тариф.

Итоги снижения

Оксана Чебунина:

— Снижение тарифа с Карелии шло планомерно и поэтапно. Нам удалось спуститься с 10 рублей до 5,6. Как результат — для малого и среднего бизнеса в Карелии затраты на электроэнергию в себестоимости производимых товаров или услуг снизились почти в два раза. А это принципиально меняет бизнес-климат в регионе — появляются новые условия для роста и развития малых и средних предприятий.

— Как крупные игроки карельского рынка отреагировали на Вашу работу? Вряд ли они были довольны такой резкой сменой курса нового руководства республики в отношении тарифов.

— Принятые нами решения сейчас активно оспариваются в судах. Компании, чью работу мы стали жестко контролировать, просто так не готовы с этим согласиться. Никто не будет доволен, когда его заставляют умерить аппетиты.

— По Вашим словам, многие действия ваших предшественников были необоснованными или даже незаконными — это подтверждают прокуратура и Федеральная антимонопольная служба. Понесет ли кто-то ответственность?

— Все случаи, которые мы выявляем, мы направляем в правоохранительные органы. Насколько я знаю, сейчас разбирательства по ним идут и свою оценку органы дадут.

— Если задача по снижению тарифов в Карелии, на которую Вас приглашали, по Вашим словам, фактически уже решена, то в чем заключается Ваша дальнейшая работа здесь?

— Сейчас мне поручено до конца года закончить очередной этап программы расселения аварийного жилья. С нашим приходом было принято радикальное решение: мы отказались от постройки небольших домов сомнительного качества и начали строить полноценные многоквартирные дома. Кроме этого, я отвечаю и за дороги, а это вторая, по моему мнению, после тарифов главная проблема Карелии. Ситуация была крайне тяжелой — в последние годы здесь не соблюдались никакие нормативные сроки содержания и ремонта дорог, полностью отсутствовал контроль за качеством ремонта и строительства. Наша работа с Министерством транспорта республики была направлена на то, чтобы переломить эту ситуацию. В конечном счете нам это удалось. Сейчас мы живем уже в новых реалиях, и я думаю, что каждый житель республики сегодня видит, что качество дорог стало объективно лучше.

— Тогда повторим вопрос, который в этом проекте мы уже задавали министру транспорта Карелии Алексею Кайдалову: сколько республике понадобится лет, чтобы наши дороги в принципе перестали бы быть проблемой?

— Президент своим указом ставит нам эту задачу до 2021 года. Думаю, мы ее выполним. Как и в случае с тарифами, мы разделили эту работу на два уровня — региональный и федеральный. Здесь мы сделаем то, что можем в рамках своих возможностей. И параллельно будем использовать любую законную возможность передать часть дорог на федеральный уровень.

— И вы хотите сказать, что федеральные ведомства теперь будут охотно брать региональные дороги?

— Ну, если так ставить вопрос, то в Карелии бы никогда не смогли и электроэнергию по 80 копеек закупать, а значит, и тариф вдвое уменьшить. Убеждать федеральные ведомства — это тоже наша работа. Совсем скоро, я думаю, нам удастся передать проблемную дорогу на Костомукшу. А это огромный участок, и если нам не придется его содержать и ремонтировать, то мы сможем направить освободившиеся деньги на остальные региональные дороги. Сейчас мы как раз проводим полную ревизию республиканских дорог, в том числе чтобы исключить те, которые практически не используются. Для чего нам их содержать? Лучше мы направим средства на то, что действительно нужно.

— Сколько длится Ваш рабочий день при таком объеме задач и как Вы отдыхаете?

— Я на работе часов до девяти. А когда приезжаю домой, мне надо хотя бы 15 минут релакса перед телевизором. Дома работа продолжается уже в телефонном режиме — если что-то случается в сфере ЖКХ, дорог, энергетики, мне дежурный обязан докладывать круглосуточно. Но если есть хоть малейшая возможность, хотя бы половина дня свободна, я еду к озеру, к водопаду, на набережную. Отдых для меня связан прежде всего с водой. В Карелии я особенно люблю водопад Кивач. У него какая-то энергетика удивительная.

— Вам как женщине трудно работать в отрасли, которая традиционно считается мужской?

— Люди, с которыми мне приходится сталкиваться по работе, как правило, перед встречей наводят справки и хорошо подготовлены. Поэтому они знают, что если мы однажды договорились, значит, эти договоренности будут соблюдаться. Я стараюсь следовать плану и жду этого от других. Вне зависимости от того, женщина передо мной или мужчина.

— Если гендерной проблемы для Вас не существует, почему, по Вашему мнению, во власти мужчин традиционно больше, чем женщин?

— Это сложная работа. Сам человек должен быть эмоционально и физически к ней готов. Мне могут и глубокой ночью позвонить, и в выходной. И надо вставать и ехать. А семья должна это принять. Я благодарна моим близким за то, что он с пониманием относятся к моей работе. Родители изначально меня научили: если взялся за что-то, делай это хорошо, а если не уверен, что сделаешь, лучше не берись вообще. Поэтому раз я взялась за государственную службу, то выполнять ее вполсилы у меня просто не получится.

— Как Вы воспитывали сына при таком рабочем графике?

— Я искренне считаю, что сын — самый удачный проект в моей жизни. У меня в свое время была возможность вложиться в него по полной программе. В шесть лет я отдала его в школу просто потому, что мне уже нечему было его учить: он писал, бегло читал, разговаривал на английском и бурятском. А я тогда уже полностью окунулась в госслужбу. Зато ребенок после этого всегда спокойно воспринимал мою работу, и я ему за это очень благодарна.

— Кто Ваш сын по профессии?

— Он финансист, работает в Москве. Причем сейчас он уже стал специалистом такого уровня, что компании начинают за него бороться. Сегодня он семейный, абсолютно самостоятельный человек, я не вмешиваюсь в его жизнь. Но если он обращается за советом, я знаю, что он ко мне прислушается.

— Как Вы строите отношения с сотрудниками?

— Я люблю брать на работу людей, обучать их и потом двигать по карьерной лестнице. Я считаю, что люди должны иметь возможность расти. Например, моя помощница здесь, в Карелии, уже ушла на повышение. При этом эмоционально я трудно с людьми расстаюсь. Я к ним прирастаю. У нас в коллективе достаточно доверительные отношения.

— Насколько сложно Вам было здесь, в Карелии, где принято говорить о кадровом голоде, с нуля собрать команду?

— Я родилась в семье пограничника. В силу особенностей службы отца мы переезжали с места на место для выполнения определенных задач. И я сюда приехала для выполнения поставленной передо мной задачи. Какими способами, с какой командой я это буду делать – для меня это уже детали. Мои подходы вряд ли для кого-то стали сюрпризом. Сфера тарифного регулирования очень узкая, по стране в ней все друг друга знают. По сути, все понимали, чего от меня ожидать, и карельские коллеги меня приняли сразу. Именно они помогали мне входить в курс дела. Высокое качество информации, которую они мне предоставляли, и то, как дотошно они считали всё, что я просила, в конечном счете помогло мне сформировать план, по которому мы стали работать. Руководитель комитета ушел еще до моего появления (Государственный комитет РК по тарифам и ценам), и найти новых людей было не так-то просто. Но сейчас команда полностью сформирована, и я благодарна коллегам за скрупулёзность, педантичность, порядочность, терпение и их силу двигаться по намеченному плану. Дай Бог, чтобы им хватило выдержки выстоять перед всеми трудностями, с которыми мы сталкиваемся.

Над материалом работали:
Мария Лукьянова
Анастасия Крыжановская
Фото: Леонид Николаев

«Лица правительства» — авторский проект «Республики». Как живет человек во власти? Как он принимает решения? Во что верит? Давайте встретимся с людьми, которые на данный момент определяют политическую, экономическую, социальную и культурную жизнь нашего региона, посмотрим им в лицо и зададим прямые вопросы. Давайте просто по-человечески поговорим.

Укрощение тарифов

Укрощение тарифов

Наступающий 2021 год принесет россиянам очередное подорожание услуг ЖКХ. По словам Виктора Басаргина, министра регионального развития РФ, тарифы на жилищно-коммунальные услуги в стране в среднем увеличатся на 15%. Например, в столице электричество подорожает примерно на 10%, ремонт и содержание многоэтажек – на 20%, газ – на 16%, тепло – на 11%, вода – на 12–17%.

По сравнению с 2021 годом, когда во многих регионах рост тарифов ЖКХ достигал 25–50%, это, казалось бы, вполне терпимо. Но есть и плохие новости: нынешнее повышение цен далеко не последнее. Чиновники утверждают, что население даже после последнего увеличения расценок все равно оплачивает не более 76% реальной стоимости услуг ЖКХ. А значит, в будущем рост тарифов продолжится.

Суммы в платежных квитанциях растут гораздо быстрее инфляции и наших с вами доходов. Владельцы двух-трехкомнатных квартир вынуждены выкладывать в месяц 3–6 тыс. рублей. Такие суммы нередко ложатся непосильным грузом на семейный бюджет. Сейчас, по данным Росстата, до 40% российских семей тратят на коммунальные услуги более четверти доходов.

Надо ли говорить, что в этих условиях любая возможность снизить ежемесячные коммунальные платежи вызывает самый пристальный интерес наших сограждан. А подобных способов сэкономить сейчас известно немало.

Cчитаем все!

Любая экономия начинается с учета – это азбучная истина. Если мы оплачиваем некую коммунальную услугу не по своему реальному потреблению, а по неким расчетным нормативам, мы наверняка переплачиваем.
Например, нормативы потребления холодной воды (которые устанавливаются местными муниципальными властями) в среднем составляют 200–400 л, а горячей воды – 100–200 л в сутки на человека. Но мало кто из нас реально использует такой объем воды. По статистике, в действительности каждая семья тратит на 50% меньше воды, чем определено нормами.
Единственный способ перестать переплачивать – это установка водосчетчиков на горячую и холодную воду. Монтаж двух счетчиков на один стояк (в квартире может быть 1–2 стояка – в ванной и на кухне) в зависимости от региона и модели прибора обойдется в 1–3 тыс. рублей. Стоит заметить, что установка, опломбировка и прием в эксплуатацию счетчика должны производиться только специалистами лицензированной фирмы. Самодеятельность тут не приветствуется.

После этой процедуры потребитель получает возможность оплачивать лишь реально израсходованную воду (благодаря этому два счетчика воды в среднем окупаются за 3–5 месяцев).

Кроме того, вступают в силу и психологические факторы. Кто захочет попросту тратить воду, если будет знать точную цену каждого литра? Тут уж невольно рука потянется закрыть капающий кран или отремонтировать подтекающий бачок. Да и посуду мыть или принимать душ мы будем гораздо экономнее.

Все сказанное в полной мере касается и бытового газа. Нормативные объемы потребления «голубого топлива» в несколько раз больше того, что мы реально сжигаем в кухонных плитах, газовых котлах и нагревательных колонках. Так что в городских квартирах установка газового счетчика позволяет снизить платежи за газ до 3–7 раз.

Электрическая экономия

К тому, что потребление электричества рассчитывается по показаниям счетчика, россияне давно привыкли. А вот экономить электричество – пока нет. В наших домах свет частенько горит без всякой пользы и смысла, а арсенал прожорливых приборов – от холодильника и кондиционера до стиральной машины и электрочайника – безжалостно накручивает счетчик.

Способы снизить потребление электроэнергии хорошо известны. Прежде всего нужно заменить все лампы накаливания, которые до 90% энергии тратят впустую, на энергосберегающие аналоги. При той же светоотдаче они расходуют в 5–10 раз меньше электричества и служат в несколько раз дольше. Также есть смысл, по мере финансовых возможностей, заменять бытовую технику на энергоэффективные модели. Например, современный холодильник, имеющий класс энергоэффективности А, расходует электроэнергии вдвое-втрое меньше, чем старые агрегаты.

Еще одним способом сократить плату за электричество является установка двух- и трехтарифных электросчетчиков. Дело в том, что энергосбытовые компании устанавливают ночные тарифы примерно на 10–20% дешевле, чем дневные. И этим можно воспользоваться, чтобы еще немного сэкономить. Некоторые бытовые приборы стоит применять в ночное время: автоматические стиральные и посудомоечные машины, теплые полы, электрические обогреватели, электронагреватели воды и другие энергоемкие приспособления для комфортной жизни.

Как показывает опыт последних лет, при существующих расценках двухтарифная система позволяет существенно экономить на оплате электроэнергии тем, у кого большая семья или просторный дом. Но для семьи из двух человек срок окупаемости двухтарифных счетчиков составляет 6–7 лет.
Экономим всем миром

Плата за отопление квартиры составляет не менее половины суммы коммунальных платежей. Однако у обитателя типичной российской многоэтажки практически нет возможностей влиять на потребление тепла: только если «прикрыть краник» во время оттепелей или «поддать жару» в морозные дни. Что теплосети принесли в наши батареи, за то и платим, нужно нам это тепло или нет, причем по завышенным расчетным нормативам.
Однако если взяться за дело всем ТСЖ, то можно в корне изменить ситуацию
. Прежде всего необходимо установить теплосчетчики, которые будут точно высчитывать количество тепла, полученное жильцами. Увы, схема разводки теплоснабжения в большинстве российских домов не позволяет установить эти аппараты в каждой отдельной квартире, но даже подомовой или поподъездные приборы учета тепла помогут существенно снизить затраты на отопление. Современные теплосчетчики с высокоточными ультразвуковыми расходомерами недешевы: установка такого прибора может стоить от 90–100 тыс. рублей. Но, как показывает практика, теплосчетчики позволяют сэкономить сотни тысяч рублей – в расчете на весь многоэтажный дом, а потому окупаются за первый же отопительный сезон.

«Установка приборов учета приводит к коренному изменению отношения потребителей к энергосбережению, – считает Эдуард Лисицкий, начальник департамента инвестиций и капитального строительства ТГК-1. – Оплата за теплоэнергию по факту потребления побуждает использовать такие решения, которые помогут снизить расходы».

Действительно, с установкой теплосчетчиков появляется реальный экономический смысл во многих мерах по энергосбережению. Так, на сэкономленные благодаря использованию теплосчетчиков деньги можно утеплить подъезды и провести тепловую модернизацию фасада.

Одним из самых эффективных способов снижения потерь тепла считается установка энергоэффективных окон. По статистике, через старые деревянные окна, которые установлены во многих российских квартирах, теряется до 20–30% всей тепловой энергии, получаемой домом.

«Установка теплосберегающих ПВХ-окон позволяет сократить затраты на отопление и кондиционирование помещений в среднем на 15–30%, – рассказывает Рафик Алекперов, руководитель Центра технического сервиса и обучения ТД Проплекс (эксклюзивного поставщика оконного ПВХ-профиля, произведенного в России по австрийским технологиям). – Для климатических условий Сибири, например, оптимальны окна на основе четырех- или пятикамерного профиля с монтажной шириной 70 мм. Еще больше сократить теплопотери поможет применение стеклопакетов с низкоэмиссионными стеклами».

Также для оптимизации теплоснабжения в доме ставят автоматический ЦТП, который в зависимости от погоды регулирует количество тепла, получаемое домом. В системе теплоснабжения устанавливаются балансировочные клапаны, чтобы теплоноситель равномерно распределялся по этажам. А на все приборы отопления монтируются термостатические регуляторы, чтобы жильцы сами могли регулировать температуру в квартирах.

Итак, сумма в квитанциях на квартплату – не приговор, а хороший повод задуматься и изменить что-то в устоявшейся системе потребления коммунальных услуг.
В середине 2021 года на пленарном заседании по реализации президентских пилотных проектов по энергоэффективности Евгений Куйвашев, глава администрации Тюмени, рассказал о любопытном и показательном эксперименте. В обычной двухкомнатной тюменской квартире были установлены новые теплосберегающие окна, приборы учета газа и воды, а также энергоэффективные светодиодные лампы и бытовая техника класса А. Благодаря только этим мерам удалось снизить счет за коммунальные услуги на 42%!
Как показывают многочисленные примеры, и это далеко не предел. Главное – комплексно подойти к делу экономии!

Оцени новость:

Также смотрите: 

  • Поздравляю с профессиональным праздником – Днем энергетика!
  • Современные технологии
  • Укрощение тарифов

    Глава РАО «ЕЭС России» Анатолий Чубайс и губернатор Омской области Леонид Полежаев подписали соглашение о реформировании электроэнергетики Омской области .

    Соглашения о сдерживании тарифов на электроэнергию уже действуют в Санкт-Петербурге, Ленинградской, Нижегородской и Пермской областях. Теперь о чем-то подобном договорились с ведомством Анатолия Чубайса и омичи. Соглашение, подписанное накануне, предусматривает реорганизацию ОАО «Омскэнерго». Из него будут выделены четыре компании — генерирующая, тепловая, сетевая и энергосбытовая, а также ряд сервисных, ремонтных и непрофильных предприятий. Намечено проведение поэтапного прекращения перекрестного субсидирования различных групп потребителей электрической и тепловой энергии, создание эффективного механизма снижения издержек производства и транспортировки электрической и тепловой энергии. РАО «ЕЭС России» и омская власть будут вести переговоры с Федеральной энергетической комиссией России, ОАО «Российские железные дороги», ОАО «Газпром», поставщиками экибастузского угля о сдерживании цен и тарифов на топливо и его перевозку. По словам генерального директора Омскэнерго Александра Антропенко, в нынешних условиях рост цен остановить нельзя. Но можно притормозить. По его оценке, с 1 января 2021 года в среднем по России ожидается повышение тарифов на электроэнергию на 13%, а в Омской области, согласно намерению сторон, — на 11%.

    Еще одно достижение сторон — регулирование вопросов принудительного отключения потребителей электроэнергии. Если до последнего времени в Омске нередко применялась практика отключения и ограничения энергоснабжения неплательщиков независимо от сумм задолженностей, статуса должников, их принадлежности к системам жизнеобеспечения региона, то теперь этого случаться не должно.

    Омск

    «Эксперт Сибирь»

    №13 (13) 8 декабря 2003

    Транспорт

    Содержание:

    Понравилась статья? Поделиться с друзьями: